Рабби Мозес из Дессау – отец Гаскал

News image

«От Моисея до Моисея не было равного Моисею». Вот какую оц...

Рабби Менахем Мендл Шнеерсон

News image

3 тамуза 5767 года (2007 г. по светскому летоисчислению) исполняется 13...

ШМАЙЯ и АВТАЛИОН

News image

Шемая — ученик раби Шимона бен Шатаха, глава Санхедрина в че...



Киддуш ха-Шем

киддуш ха-шем

КИДДУ Ш ХА-ШЕМ (קִדּוּשׁ הַשֵׁם, `освящение [Божьего] Имени`), одно из основных требований иудаизма и положительных предписаний (мицват асе; см. Мицвот) еврейской религии, обязанность утверждать величие Бога самоотверженным исполнением Его наставлений и служением вере вплоть до самопожертвования. В народном сознании гибель во имя веры утвердилась как главное значение понятия Киддуш ха-Шем.

Этот термин появляется в Иерусалимском Талмуде (Санх. 3:6, 21б), но само понятие возвеличивания имени Бога присутствует в Библии (Лев. 22:32; Чис. 27:14; Ис. 8:13), где также отмечена его связь с представлением о даровании Богом свойств святости избранному народу (Исх. 31:13; Лев. 20:8; Иех. 37:28). Первоначально (видимо, со времени исхода и до конца эпохи Царей) под Киддуш ха-Шем подразумевалось, что осознание Бога как творца и властелина Вселенной, справедливого и милостивого судьи, евреи призваны доказывать праведностью и нравственностью жизни.

Согласно библейскому повествованию, Моисей и Аарон понесли наказание за то, что не поверили Богу, велевшему словом исторгнуть воду из скалы, и тем самым «не явили святости Его перед сынами Израиля» (Чис. 20:12; Втор. 32:51). Вызов Илии впавшему в язычество царю Ахаву одновременно совершить жертвоприношения Яхве и Ба‘алу, чтобы доказать истинность Бога Израиля (I Ц. 18:17–39), еврейская традиция рассматривает как классический пример Киддуш ха-Шем: пророк рисковал жизнью ради возвеличивания имени Бога. Этический смысл понятия «освящение Имени» подчеркивали пророки: Иеремия обвинял в поругании Имени евреев, которые нарушали закон, освобождая своих рабов, а затем снова обращая их в рабство (34:16); Амос усматривал тот же грех в притеснении неимущих и в недостойном поведении (2:7–8). Еще сильнее этический смысл этого понятия подчеркивается в Талмуде, связывающем с Киддуш ха-Шем справедливое отношение не только к евреям, но и к иноверцам, даже если речь идет о богоугодном деле, не предусмотренном Галахой (БК. 113а-б; Тосеф., БК. 10:15; ТИ., БМ. 2:5, 8в). В качестве примера в Талмуде (Гит. 46а) приведено библейское повествование о том, что Иехошуа бин Нун не нарушил клятвы, данной жителям Гив‘она, хотя они получили ее обманом (ИбН. 9:3–18). Актом Киддуш ха-Шем считается нравственный поступок, совершенный человеком как без свидетелей, например, поведение Иосифа, устоявшего перед искушением (Быт. 39:7–12; Сот. 36б), так и открытое признание Иехуды своей связи с Тамар (Быт. 38:26; Сот. 10б). Талмид-хахам особенно должен следить за тем, чтобы не обесчестить имя Бога недостойным поведением, которое может вызвать жалость или презрение (Иома 86а; Майм. Яд., Хилхот иесодей ха-Тора 5:1 1).

Основной смысл подчеркнутого в талмудической литературе элемента этики в контексте Киддуш ха-Шем — религиозный: увеличить уважение мира к морали иудаизма; дидактики, рассчитанной на исправление нравов, в нем нет. Идея святости народа Израиля, развившаяся на основе представления об освящении имени Бога, проводится в многих книгах Библии. Откровение на горе Синай Бог предваряет обещанием: «Вы будете у Меня... народом святым» (Исх. 19:6); затем следуют многократные повторы: «Я — Господь, освящающий вас» (Исх. 31:13; Лев. 20:8; 22:32) и «Народ святой ты у Господа» (Втор. 7:6; 14:2, 21; 26:19). В Пятикнижии, а особенно в книгах пророков идея святости народа связана с требованием верности Завету; за его соблюдение народу обещано расположение Бога, а за нарушение — Его гнев и кара (Втор. 28:9; Ис. 62:12; Иер. 2:3; Иех. 20). Суть миссии Израиля — быть носителем идеи единого Бога, за что Он дарует народу святость, — сформулирована в словах: «Дабы познали все народы Земли, что Яхве есть Бог и нет [другого] кроме Него» (I Ц. 8:60), «И узнают народы, что Я — Яхве, освящающий Израиль» (Иех. 37:28).

Идея освящения Имени перед язычниками появляется уже в книге Даниэля, наиболее поздней в библейском каноне (3:13–23); продиктованные этой идеей подвиги мученичества в период насильственной эллинизации еврейского населения Эрец-Исраэль подробно описаны во 2-й книге Маккавеев (6:18–7:41), а в 4-й изложено идейно-философское обоснование самопожертвования. Эта идея обширно трактуется в Талмуде, где со времен таннаев термин «Киддуш ха-Шем» фактически превращается в синоним мученичества, в этом же значении толкуется в талмудической, мидрашистской и позднейшей галахической литературе, и именно в этом смысле приводится в изречении: «Израилю повелевается освящать имя Бога» (ТИ., Санх. 3:6, 21б).

На историческом совете законоучителей в Лоде (2 в. н. э.) Киддуш ха-Шем как акт самопожертвования был объявлен долгом каждого еврея, которого принуждают нарушить один из трех основных запретов иудаизма: идолопоклонство, прелюбодеяние и пролитие крови (Санх. 74а). На деле, однако, полагалось принять мученическую смерть и в случаях принуждения к нарушению таких предписаний, как обрезание новорожденных, соблюдение субботы, кашрута и т. п. Мнение некоторых галахистов, что во времена религиозных преследований еврею следует предпочесть смерть нарушению не только менее важных запретов, но и традиционных обычаев, даже если его уговаривают преступить Закон без свидетелей (Санх., там же), было принято Галахой и включено в послеталмудические кодексы (Майм. Яд., Хилхот иесодей ха-Тора 5:3). Апокрифические истории о смерти Ханны и ее семерых сыновей и о мученичестве старца Эл‘азара, а также талмудические предания об умерщвлении рабби Акивы и десяти мучеников повествуют о Киддуш ха-Шем во имя соблюдения иных запретов, чем запрет трех смертных грехов, предусмотренный Галахой.

В средние века вопрос о предпочтении мученичества в случаях, когда нарушение запрета считается допустимым, стал предметом ученых споров. Согласно Маймониду, человек, избравший Киддуш ха-Шем, когда закон не требует этого, напрасно пожертвовал жизнью (Майм. Яд., Хилхот иесодей ха-Тора 5:1). Тосафисты отклоняли решения, принятые их предшественниками, и отвергали формальные умозаключения, не требующие мученичества от лица, принуждаемого, например, к идолопоклонству в отсутствии свидетелей (Тос., Ав. Зар. 54а).

Сложившиеся веками основные мотивы Киддуш ха-Шем — личное благородство и мужество, отказ от притворства и двуличия, готовность во имя идеи подвергнуться физическим и душевным страданиям — нашли логическое выражение во время войны против Рима и особенно в массовом самоубийстве защитников Масады, которых завещанная Богом и диктующая гордый отказ подчиниться врагу идея Киддуш ха-Шем вдохновляла более, чем философские аргументы, вложенные Иосифом Флавием в уста Эл‘азара бен Яира.

Упорное сопротивление евреев принуждению (особенно усилившемуся в средние века) отказаться от веры отцов привело к тому, что Киддуш ха-Шем стал единственным выходом для отдельных лиц, целых семейств и общин, отвергших возможность спасти жизнь ценою перехода в христианство. В период крестовых походов, при попытках крещения насильственного, в смутах, порожденных «Чёрной смертью», кровавыми наветами и обвинениями в гостии осквернении, десятки тысяч евреев избрали мученическую смерть во имя Киддуш ха-Шем; многие еврейские центры исчезли навсегда или надолго. Еврейство Испании сильно пострадало в результате беспорядков, последовавших за «Черной смертью», и к концу 14 в. разделило участь евреев других стран христианской Европы. Случаи Киддуш ха-Шем участились среди евреев, открыто исповедовавших иудаизм, а на долю верных ему втайне выпали застенки, трибуналы и костры инквизиции.

Духовная реакция на эти потрясения нашла отражение в литургии и других видах национального литературного творчества. В начале 12 в. появляются элегии и молитвы, прославляющие мучеников и освящающие их память и подвиг. В молитвенники периода крестовых походов была включена особая бенедикция для принимавших мученическую смерть: «Благословен Ты, Господь, Бог наш, Царь Вселенной, который освятил нас Своими законами и заповедал нам святить имя Его всенародно». Евреи города Ксантен (ныне в ФРГ) перед массовым самоубийством прибавили к своей последней молитве после трапезы: «Милосердный Господь, Он отомстит в дни тех, кто останется после нас, перед их очами, за пролитую кровь слуг Его и за кровь, которая еще будет пролита. Да спасет нас Милосердный от людей зла, и от отступничества, и от поклонения чужим божествам, и от скверны народов и их мерзостей». Из средневековых элегий, входящих в литургию Ава девятого, Иом-Киппур, паломнических праздников и субботы, особенно отличаются трагизмом включенных в них библейских стихов и эмоциональностью молитвы Элле эзкра (`Сих помяну`) и Ав ха-рахамим (`Отец милосердный).

Вскоре после крестовых походов общины Германии стали вносить в заведенные ими поминальные списки имена погибших во имя Киддуш ха-Шем и названия общин, уничтоженных во время религиозных гонений. Вопросы, связанные с Киддуш ха-Шем, обстоятельно трактует Маймонид в «Иггерет ха-шмад» («Эпистола о [вынужденном] отступничестве»; вариантное название «Маамар Киддуш ха-Шем» — «Слово об освящении [Божьего] имени»), послании, направленном им в 1162–63 гг. еврейским общинам Испании и Северной Африки, с середины 12 в. подвергавшимся религиозным гонениям Альмохадов. К 13 в. восходит существующий и поныне обычай величать мучеников за веру (впоследствии и лиц, погибших просто из-за принадлежности к еврейскому народу) эпитетом кадош (`святой`; впервые встречается в респонсах Меира бен Баруха из Ротенбурга). К тому времени относится также мидрашистское изречение «Имя праведника, загубленного иноверцами, Всевышний записывает на Своей порфире» (Ял. Шим., Пс. 634). Чтение поминального Каддиша (Каддиш ятом) установилось в Германии в 13 в., видимо, из тех же побуждений, из которых сочинялись элегии и велись поминальные списки. Некоторые исследователи утверждают, что Каддиш (также как первый стих Шма) читали мученики, идя на смерть.

Евреев, погибших в ходе резни на Украине, при погромах в царской России и на территории Советского Союза в годы гражданской войны (1918–21), а также евреев, истребленных в Катастрофе, еврейская мартирология относит к отдавшим жизнь во имя Киддуш ха-Шем, несмотря на то, что за редкими исключениями у них не было возможности выбора между отступничеством и смертью. Проблеме Киддуш ха-Шем в обстановке войны и гонений на религию уделяет внимание И. А. Красильщиков в труде «Твуна» («Разум», Иер., 1976).

Эмансипация западного еврейства и связанная с ней секуляризация еврейской жизни привели к уменьшению значения и актуальности Киддуш ха-Шем в сознании народа. Новый смысл приобрело это понятие в эпоху пробуждения еврейского национального чувства и возникновения сионизма. В новых идеологических формах Киддуш ха-Шем стал расцениваться евреями как самопожертвование во имя своего национального достоинства, а в более узком смысле — как защита Государства Израиль от его врагов. В литургии многих общин связь между традиционным и современным значениями понятия Киддуш ха-Шем выражена в поминальной молитве по павшим воинам, где к давно установившейся формуле ал кдушшат ха-Шем (`во святость Имени`) добавлены слова: ал кдушшат ха-‘ам ве-ха-арец (`во имя святости народа и страны`). К павшим воинам относят и харугей малхут (`убиенных властями`), то есть евреев, казненных за подпольную деятельность британскими мандатными властями, израильских парашютистов, засланных в Европу и расстрелянных нацистами, повешенных в странах ислама за содействие достижению целей сионизма, погибших в Советском Союзе во имя сохранения еврейской культуры и за преданность Израилю, а также жертвы антиеврейского и антиизраильского террора.

Идея Киддуш ха-Шем является вкладом еврейской религии в мировое религиозное мышление. Христианство восприняло представление о Киддуш ха-Шем как мученичество за веру и причисляет канонизированных мучеников к лику святых. В 4–16 вв. церковь считала такими мучениками «семерых братьев Маккавеев» (трансформация рассказа о Ханне и ее сыновьях). Ислам обещает погибшим в «священной войне» (джихад) место в раю.

Из многочисленных поэтических и прозаических литературных произведений на иврите и идиш, посвященных теме Киддуш ха-Шем, следует упомянуть роман Ш. Аша «Киддуш ха-Шем» («Во славу Божию», 1919) и баллады Ш. Черниховского «Барух ми-Магенца» («Барух из Майнца», 1902) и «Бат ха-рав» («Дочь раввина», около 1925 г.), рассказ И. Л. Переца «Шалош матанот» («Три подарка», около 1900 г.).




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Иудаизм сегодня

Молчание – золото

News image

Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо пояснить, что под злословием в Устной Торе понимаются не просто распространение недостоверных или ло...

Авторизация



Великие иудеи

БЕННИ ГУДМЕН

News image

Известный в народе как «король свинга» (а среди музыкантов его эпохи по инициалам «БГ»), Бенни Гудмен был больше чем просто ве...

БЕНДЖАМИН ДИЗРАЭЛИ

News image

Подобно богатому банкиру Сидонии из его романов «Конингсби» и «Танкред» Бенджамин Дизраэли, граф Биконсфилд, первый еврей — премьер-министр Англии, был си...

БАРУХ ДЕ СПИНОЗА

News image

Во времена Рембрандта жил в Амстердаме скромный и вежливый юноша, изучавший талмудистский закон и Священное Писание. В возрасте же двадцати че...

Справочник иудаизма

ЛЮБОВЬ К ГОСПОДУ (Аhават hа-Шем)

Одной из заповедей Торы является Л. к Г. благословенному, как сказано: Люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, всей ду...

ГОДОВЩИНА (на идише - Йорцайт)

Годовщина смерти отца или матери. По обычаю, с наступлением этого дня, то есть вечером, зажигают свечу, которая горит всю ночь и ...

ПЕРЕСЕЛЕНИЕ ДУШ (Гилгул нешамот)

Одна из концепций веры в загробную жизнь включает веру в П.Д., то есть веру в то, что души умерших снова по...