О Гилеле

News image

Гилель (3648-3768 / 112 г. до н.э. – 8 г...

Мудрецы Великого Собрания

News image

Из поколения в поколение Еще во времена Зерубавеля и Йеошуа бен Йе...

«Видеть» Б-га

News image

Любавичский Ребе любил рассказывать историю о пятилетнем мальчике и 99-летнем ст...



Наказание

наказание

НАКАЗА НИЕ (עֹנֶשׁ, онеш), кара за несоблюдение законодательных норм, предписывающих или запрещающих совершение определенных действий.

Введение. Наказание за отклонение от принятых норм как в религиозном, так и в секулярном законодательстве основано на представлении о способности человека совершать выбор между исполнением предписаний закона и нарушением их и его ответственности за результаты своего выбора. Наказание должно соответствовать тяжести нарушения. Согласно представлениям иудаизма, любое нарушение религиозного закона противоречит воле Бога, давшего человеку определенные заповеди и запреты. В ортодоксальном иудаизме существует представление, что кара в определенных случаях ниспосылается непосредственно Богом, в других же — налагается общественными учреждениями в силу Божьего веления. В библейском, талмудическом и послеталмудическом законодательстве установлены три общих принципа определения наказания:

наказываются только нарушения, совершенные вопреки ясному предупреждению (в Талмуде — хитраа), данному в виде библейского закона (как правило, известного каждому еврею) или полученному от свидетелей, заранее объяснивших нарушителю, какое наказание угрожает ему (Санх. 8б; Мак. 6б);

суд  может наложить наказание лишь на основании показаний свидетелей нарушения;

цель наказания — двойная: устрашение, ясно выраженное в Библии («Весь народ да услышит и убоится, и не будут впредь поступать зловредно» — Втор. 17:13, и др.), и устранение из общины нечестивых элементов («Истреби зло из среды себя» — Втор. 13:5–6 и др.).

Классификация нарушений по их составу и обстоятельствам их совершения, а отсюда — и по степени их тяжести (преступления перед Богом или против ближнего, его семьи или общества; нарушения положительных заповедей или запретов, сознательные или непреднамеренные, совершенные в уединении или на глазах у многих) проводится уже в Пятикнижии, но соответствующая терминология разработана позже — в Талмуде. Из различных наказаний (штраф; жертвоприношение; бичевание; отлучение — ниддуй или херем; привязывание к позорному столбу; изгнание; смерть «от руки небес» или казнь по приговору суда) некоторые упомянуты уже в Пятикнижии рядом с заповедями, за нарушение которых они налагаются, а другие — в талмудических и более поздних галахических постановлениях, а также в постановлениях  общин, существовавших в разное время в различных странах.

Наказание согласно библейским законам. Источник сведений о наказании в еврейском законодательстве библейской эпохи — своды законов, включенные в Пятикнижие, а также отдельные замечания, разбросанные по другим книгам Библии. Наказание за преступления перед Богом (в том числе за нарушения правил культа и других религиозных предписаний, таких как запрет идолопоклонства, законы о ритуальной чистоте, кашруте, жертвеннике и жертвоприношениях, о кохенах и левитах, и т. п.) перечислены в основном в книгах Исход, Левит, Числа и Второзаконие, однако наказание за нарушение заповеди обрезания упоминается уже в книге Бытие (17:10–14). Наказание за преступления против ближнего, семьи или общества (убийство, кража, присвоение чего-либо силой, обман, неуплата за исполненную работу, причинение другим телесных увечий или нанесение ущерба имуществу, кровосмешение и прелюбодеяние, изнасилование или совращение, хула на доброе имя жены, занятие колдовством и т. п.) названы главным образом в книгах Исход, Левит и Второзаконие, и лишь одно из них (наказание за кровопролитие) — в книге Бытие (9:5–6). В Пятикнижии упомянуты и наказания за конкретные проступки, не связанные с определенными законами, как наказание, ниспосланное Богом Надаву и Авиху, принесшим пред Господом «огонь чуждый, какого Он не велел им» (Лев. 10:1–2), а также Корею и его сообщникам, восставшим против Моисея и Аарона (Чис. 16). Описаны и обряды, которые могли привести к наказанию или искупительному жертвоприношению: таковы испытание водой женщины, заподозренной мужем в измене (Чис. 5:11–31), и обряд, совершавшийся в случае, если находили труп человека, убитого неизвестно кем (Втор. 21:1–9). В случае непреднамеренного убийства библейский закон заботился о спасении убийцы от кровной мести, предписывая прятать его в одном из городов-убежищ.

Преступления перед Богом. Осознание греха в иудаизме тесно связано с представлением о бесконечном разрыве между величием и святостью Бога, с одной стороны, и ограниченностью сил и разума человека, с другой. Ощущение этого разрыва — одна из центральных тем дискуссии между Иовом и его друзьями; оно проявляется и в видении посвящения в пророки Исайи (глава 6), который чувствует себя погрязшим в грехах своего народа, а также в покаянии царя Давида в грехе с Бат-Шевой (Пс. 51). Наиболее тяжелым из упоминаемых в Библии наказаний, таким, как карет и смертная казнь, подвергались: богохульники; поклоняющиеся идолам или подстрекающие к этому других; лжепророки; приносящие (или посвящающие) детей Молоху; нарушители предписаний, связанных с соблюдением отдыха в субботу; преступающие закон обрезания; едящие квасное  в праздник Песах. Кн. I Ц. (21:10) свидетельствует о существовании древнего закона или обычая (выведенного, видимо, из фразы «Начальника в народе твоем не поноси», Исх. 22:27), который осуждает на смертную казнь человека, ругающего царя; заповедь «поставь над собою царя, которого изберет Господь, Бог твой» (Втор. 17:15) позволяет отнести поношение царя к числу преступлений перед Богом.

Преступления против ближнего. Тягчайшими из них считались убийство, кровосмешение и прелюбодеяние, мужеложство и скотоложство. Все эти нарушения Библия сурово осуждает (Лев. 18:2–30; 20:10–23); за них полагается карет или смертная казнь (см. выше). Казни подлежит также: поносивший или бивший родителей; «непокорный сын» (бен сорер у-море); человек, изнасиловавший обрученную девицу (при определенных обстоятельствах, например, недостаточном сопротивлении, казни подвергается и сама девица — см. Втор. 22:23–24); причинивший побоями смерть беременной женщине; обесчестивший дочь кохена; похитивший и продавший человека; «строптивый старец» (закен мамре), то есть влиятельное лицо, призывающее к неповиновению решениям суда (библейское обоснование этого закона — Втор. 17:8–12).

Смертная казнь. По отношению к отдельным нарушителям закона Пятикнижие предписывает два способа смертной казни: побивание камнями или — редко — сожжение (согласно ИбН. 7:15 и 25, приговоренный к сожжению был сначала побиваем камнями). Тело казненного могло быть повешено на дереве для всеобщего обозрения, но его следовало похоронить до наступления ночи (Втор. 21:22–23). Только как о массовой акции закон говорит о «предании мечу» (Втор. 13:13–16).

Бичевание (розги или палочные удары). Наказание, цель которого — причинение физической боли, отмечено в Библии как мера, применявшаяся судом к лицам, виновным в преступлении против другого человека. Число ударов не должно было превышать сорока (Втор. 25: 1–3), причем, согласно традиции, основанной на толковании сказанного во Втор. 22:18, старейшины города лично совершали бичевание (Тарг. Онк. и комментарий Раши к этому стиху; Сиф. Втор. 238; Флавий, Древ. 4:248).

Денежный штраф присуждается лишь за нанесение телесных повреждений или причинение убытков, причем виновный платит штраф непосредственно пострадавшему. В двух случаях — если беременной нанесено телесное повреждение, приведшее к выкидышу, и если бык, принадлежащий какому-то лицу, забодал человека (видимо, свободного) — виновный (ударивший женщину или хозяин быка) обязан платить «сколько будет на него наложено»; в остальных ситуациях Библия определяет точную сумму штрафа: 100 шекелей серебром за хулу на доброе имя жены; 50 — за изнасилование или совращение девственницы; 30 — если бык, заранее известный как бодливый, умертвил раба. Штраф налагается за кражу быка, овцы или козы: если вор зарезал или продал украденное животное, он должен уплатить впятеро за быка и вчетверо — за овцу или козу; если же животное найдено у него живым, то лишь вдвое. Так же (уплатой вдвое) наказывается и укравший деньги или вещь. Возможно, Библия видела род штрафа и в обязанности хозяина освободить раба (или рабыню), которому он нанес побоями увечье (Исх. 21: 26–27; ср. Кид. 24а–25а), а также рабыню, если хозяин приобрел ее с целью обручения (для себя или своего сына), но передумал (там же, 21:7–11); сходен с этим запрет продавать пленницу-нееврейку, обесчещенную пленившим ее (Втор. 21:10–14).

Искупительные жертвоприношения (ашам — за грех, совершенный сознательно, и хаттат — за совершенный по неведению) в подавляющем большинстве приносились в связи с нарушением культовых предписаний, в том числе различных очистительных церемоний. Жертву приносил в ряде случаев нарушивший присягу или клятву, в том числе и непреднамеренно (Лев. 5:1, 4, 21–26).

Наказание животных. Согласно библейскому законодательству «И вашу кровь... Я взыщу со всякого зверя...» (Быт. 9:5), животное, умертвившее человека, подвергается наказанию. Так, быка, забодавшего человека, должно побить камнями (Исх. 21:28–32). В случае скотоложства умерщвлялись и человек, и животное (Лев. 20:15–16).

Влияние древнего ближневосточ­ного зако­но­да­тель­ства на сис­тему нака­за­ний в Библии. Выдвинутая в начале 20 в. теория, согласно которой древнее ближневосточное законодательство, к которому принято относить законы Месопотамии и соседних с ней стран (сборники законов Древнего Египта пока не обнаружены), в первую очередь законы Хаммурапи, — это источник библейского законодательства, в том числе и системы наказаний, уже несколько десятилетий вызывает энергичные возражения. Оппоненты этой теории указывают на то, что законы Месопотамии отражают существование устойчивого царского режима с развитой экономикой, а библейские нормы сложились в условиях непрочной коалиции племен и весьма примитивных экономических отношений. Но все же нельзя отрицать влияние законодательства древнего Ближнего Востока на некоторые библейские законы, не имеющие прямой связи со структурой общества, например, на законы о бодливом быке (Исх. 21:28–32), о нанесении увечья (принцип «око за око, зуб за зуб»), о вмешивающейся в драку мужчин женщине (что считалось нарушением правил приличия; Втор. 25:11–12), о лжесвидетельстве (Втор. 19:16–19) и занятиях колдовством (Исх. 22:17; Втор. 18:10). Таким образом, говоря об уникальности библейского законодательства, невозможно полностью отрывать его от законодательных систем древнего Ближнего Востока. На фоне существующего сходства некоторых законов в библейской и древней ближневосточной законодательных системах бросаются в глаза различия в суровости наказаний, определяемых за одни и те же преступления. Разница коренится в духовности и нравственной высоте монотеизма по сравнению с «телесной» сущностью культов идолопоклонства, которым в древности следовали народы Ближнего Востока. Особенно заметны различия в системах наказаний за преступления против ближнего (и общества в целом). В отличие от многочисленных в Библии требований гуманного отношения к рабам и пришельцам и их равноправия перед законом («Помни, что рабом ты был в земле Египетской» — Втор. 5:15; «Один устав... один закон и одно право будут для вас и для пришельца, живущего среди вас» — Чис. 15:15–16), в законах других стран древнего Ближнего Востока (в том числе в законах Хаммурапи) ярко выражено пренебрежение к правам раба, пришельца и иноземца. Кроме того, мера наказания зависит здесь от социального положения как нарушителя, так и пострадавшего. Так, в законодательстве города-государства Эшнунна принцип «око за око, зуб за зуб» соблюдался в случае, если увечье было нанесено представителю более высокого социального слоя; иначе наказание ограничивалось штрафом. В случае неуплаты долга заимодавец имел право взять в рабство сына или жену должника. Законы Хаммурапи устанавливают различные величины штрафа за нанесение побоев беременной женщине в зависимости от того, является ли она свободной, рабыней или представительницей какой-то промежуточной группы. Согласно хеттским  законам, если занятие колдовством имело целью довести до смерти, раба за это наказывали смертной казнью, свободного — только штрафом; рабу, уличенному в краже, отрезали нос и уши, а свободный представитель определенного сословия освобождался даже от штрафа. Размер выкупа почти за любое преступление (включая убийство) у хеттов также зависел от социального положения преступника и пострадавшего. По законам Ассирии отец изнасилованной девушки имел право изнасиловать жену своего обидчика. В отличие от библейских, законы других стран Ближнего Востока предусматривали изощренные формы смертной казни. Так, по хеттским законам, распахавшего чужое поле привязывали к паре быков и разрывали надвое. Нанесение увечья как наказание налагалось не только по принципу «око за око, зуб за зуб». Так, оскопление могло служить наказанием за хулу на доброе имя женщины, за принуждение к мужеложству и т. п.; отсечение губы или пальца — за поцелуй или нескромное прикосновение к чужой женщине. Бывали и наказания менее суровые, чем налагаемые Библией; так, по библейскому закону ударивший отца или мать подлежит смерти, а по законам Хаммурапи ему лишь отрубали руку.

Весьма строгими (по сравнению с Библией) были законы других стран Ближнего Востока, связанные с охраной личной собственности. За кражу или присвоение чего-либо силой полагался штраф, иногда в 30 раз превышающий стоимость похищенной вещи, а в отдельных случаях — даже смертная казнь.

Наказание согласно Талмуду и раввинистической Галахе. Законы еврейского уголовного и гражданского права, в том числе те, которые возникли после периода собирания различных версий предписаний, содержащихся в Пятикнижии (видимо, в эпоху вавилонского пленения; см. Библия. История создания и характеристика отдельных книг Библии. Тора), в период таннаев были сведены в Мишне в систему, как правило, отделенную от сводов религиозного, культового и этического содержания. Амораи, толкователи учения таннаев, выводившие из него новые законы, расширили рамки этой системы, так что с завершением редакции Вавилонского Талмуда около 500 г. кодекс превратился в высшее правовое уложение, которое последующие поколения гаонов и поским могли лишь отшлифовывать и расшифровывать оставшиеся неясности. Таннаи и амораи Эрец-Исраэль действовали в период римской и византийской власти над страной, и поэтому в значительной части законов Талмуда заметны следы ограничений, налагавшихся властями на еврейское население. Амораи Вавилонии находились в условиях, когда парфянские и персидские власти не вмешивались во внутренние дела еврейских общин, и это тоже отразилось на развитии талмудического законодательства.

К уже существовавшей классификации законов (см. выше) добавилось их разделение на законы Торы (ми-де-орайта) и «законы наших мудрецов» (ми-де-раббанан), и было установлено, что наказание за нарушение первых должны быть строже, чем за нарушение вторых. Было также разработано понятие «четыре вида смертной казни по приговору бет-дина» (арба митот бет-дин), куда кроме упомянутых в библейских законах наказаний (побивание камнями, сожжение и умерщвление мечом) вошло удушение, по-видимому, введенное в талмудическое законодательство в период римского владычества в Эрец-Исраэль; первое сведение об этом роде казни приводится Иосифом Флавием (Древ. 16:394) в рассказе о том, как двух сыновей Ирода I, Александра и Аристобула, удавили по приказу отца. Позднее Талмуд (Санх. 52б) вывел правило, что удушение применяется в случаях, когда Библия требует казни нарушителя, но не уточняет ее способа. Было установлено также, что если библейский закон предписывает сочетание нескольких наказаний за одно преступление, приводится в исполнение лишь одно — наиболее строгое из них (принцип ком лей би-де-рабба минней).

Принципы, на которых основана библейская система наказаний, получили в Талмуде и послеталмудической Галахе дополнительное развитие и были приспособлены к потребностям времени и прогрессу правосознания.

Смертная казнь. Библейское законодательство предписывает применять смертную казнь в значительном числе случаев, однако Талмуд толкует эти законы ограничительно. По подсчету Маймонида, существуют 36 преступлений, караемых смертной казнью: преступления против нравственности (как кровосмешение и прелюбодеяние); преступления религиозные (как идолопоклонство, подстрекательство к нему, человеческие жертвы Молоху, колдовство, лжепророчество от имени Бога, пророчество от имени языческого божества, богохульство, нарушение субботнего отдыха); причинение родителям телесного повреждения, произнесение проклятий по их адресу, дерзкое ослушание; неподчинение власти Синедриона; убийство и похищение людей (ср. Санх. 7:4; 9:1; 11:1). Более гуманное правосознание эпохи законодателей Талмуда нашло выражение в сокращении списка преступлений, наказуемых смертью, отчасти путем герменевтического толкования законов Пятикнижия  и установлением некоторых правовых и процессуальных норм. Наибольшее значение имеет в этом отношении так называемая хатраа, сущность которой сводится к тому, что смертной казни и телесному наказанию преступник подвергается только в том случае, если он заранее, и притом непосредственно перед совершением преступления, был предупрежден о грозящем ему наказании. Такое постановление привело к почти полному упразднению смертной казни. Мишна говорит по этому поводу: «Синедрион, выносящий один смертный приговор в семилетие, называется губительным» (ховланит); по мнению танны Эл‘азара бен Азарии (конец 1 в. до н. э. – начало 1 в. н. э.), один приговор в семьдесят лет уже дает право называть Синедрион губительным, а таннаи рабби Тарфон и рабби Акива говорили: «Если бы мы участвовали в Синедрионе, смертных приговоров вовсе не было бы», на что раббан Шим‘он бен Гамлиэль II заметил: «Такие взгляды повели бы к умножению убийц среди Израиля» (Мак. 1:10). Таким образом, единственным преступлением, которое, по мнению некоторых таннаев, требовало применения смертной казни по суду, было убийство. Многие преступления теоретически признавались заслуживающими смертной казни, но на практике она применялась очень редко. Защита в суде имела значительные преимущества в сравнении с обвинением. Даже по отношению к осужденному на казнь соблюдались принципы человеколюбия, включавшие заботу об облегчении его предсмертных мук: «избери ему легкую смерть» (Санх. 45а). Согласно этому указанию, осужденному давали выпить стакан вина с примесью небольшой дозы ладана для притупления сознания (Санх. 43а). В вопросе о том, какой из четырех видов смертной казни следует считать наиболее тяжким, был принят следующий, нисходящий по суровости, порядок: побивание камнями (скила), сожжение (срефа), обезглавливание мечом (херег), удушение (хенек) (Санх. 7:1). Казнь побиванием камнями, которой карались лишь тягчайшие преступления, описывается подробно в Талмуде: осужденного-мужчину (но не женщину) на расстоянии нескольких шагов от места казни, голого (в одной набедренной повязке), со связанными руками, поднимали на возвышение, вдвое превышающее человеческий рост, и один из свидетелей преступления сталкивал его оттуда. Если смерть не наступала сразу, два свидетеля поднимали камень, тяжесть которого под силу лишь двоим, и бросали его на осужденного. Если и этот удар не приводил к смерти, остальные присутствующие бросали в него камни до наступления смерти. Из библейских описаний казни видно, что первый камень бросали очевидцы, а за ними — прочие присутствующие («весь народ»; Втор. 17:7); это имело целью усилить сознание ответственности свидетелей. Трупы мужчин, осужденных за богохульство и идолопоклонство, подвергались затем повешению, но до захода солнца труп зарывали вместе с бревном, на котором он был повешен. Погребение происходило на специальном кладбище (Санх. 6:4–5).

Более легким способом казни считалось сожжение, которое в Библии упоминается дважды как наказание за преступления, признаваемые наиболее позорными (сожительство с дочерью или матерью жены, развратное поведение дочери кохена; Лев. 20; 14, 21:9). Третьим по тяжести видом казни считалось обезглавливание мечом. В Пятикнижии оно не встречается в качестве судебного наказания, и лишь Иеремия упоминает его как способ расправы царей с политическими противниками (26:23). Однако в эпоху Библии оно, по-видимому, служило обычным способом частной кровной мести. Пятикнижие установило над кровной местью контроль общества в виде предварительного суда, но все-таки обязало ближайшего родственника убитого отсечь голову преступнику (Чис. 35: 19). Письменный Закон предписывает стереть с лица земли еврейский город, население которого поклоняется языческим божествам, причем жители должны быть преданы мечу, а имущество — огню (Втор. 13:13–17). Талмуд на основании этих библейских данных устанавливает как наказание за убийство и массовое идолопоклонство отсечение головы. Самой легкой формой казни считалось удушение, при котором осужденного помещали в стоячем положении по колени в навоз, шею обматывали жестким полотнищем, вложенным в мягкое, и тянули в обе стороны до наступление смерти (Санх. 7:3).

Поскольку существовали специфические процессуальные нормы (см. выше), эти четыре вида смертной казни применялись редко, и соответствующие преступления часто оставались безнаказанными. Исключение составляло убийство: если убийцу не приговаривали к казни, то все же, при доказанности его вины, его не освобождали, а осуждали на пожизненное заключение в тесном карцере (подробнее см. ниже, раздел Тюремное заключение). Талмуд полностью освобождает от наказания человека, совершившего убийство, однако при обстоятельствах самообороны и вообще крайней необходимости (Санх. 8:7; Майм. Яд., Хилхот роцеах 1:6–7). В последние годы перед разрушением Второго храма, главным образом во время бесчинств зелотов в Иерусалиме, некоторые преступления, по закону не наказуемые смертью, но грубо оскорбляющие религиозное чувство верующих и совершенные с нарочитой демонстративностью, карались смертью без суда, однако лишь непосредственно после совершения преступления. Такой внесудебной расправе подвергались: святотатец, укравший священные сосуды из Храма и застигнутый с поличным на месте преступления; человек, публично заклявший Бога именем языческого божества; лицо, позволившее себе половую связь с язычницей; священник, совершавший жертвоприношение с нарушением законов ритуальной чистоты, и т. п. (Санх. 9:6).

Уже в эпоху таннаев, и тем более в эпоху амораев и в позднейший период обсуждение вопроса о видах смертной казни (собранные главным образом в трактатах Санхедрин и Маккот Вавилонского Талмуда, в Иерусалимском Талмуде, в тосефте к этим трактатам, а также в галахических мидрашах) носило чисто отвлеченный характер, так как прерогатива выносить смертный приговор перешла в руки римских властей за 40 лет до разрушения Второго храма (Санх. 41а; Шаб. 15а; Ав. Зар. 8б). И все же в эпоху гаонов и столетиями позже детальное и абстрактное обсуждение продолжалось; этим занимались Раши, Ицхак Алфаси, Аврахам бен Давид из Поскьера, Моше бен Я‘аков из Куси, Менахем бен Шломо Меири, Иона Геронди, Ниссим Геронди, тосафисты, Ашер бен Иехиэль и многие другие, а также Маймонид, посвятивший этому вопросу несколько частей кодекса Мишне Тора.

Телесные наказания, причиняющие увечье, которые в Библии налагались за соответствующие преступления по принципу талиона, в эпоху Талмуда были заменены выкупом (БК. 84а).

Телесные наказания, причиняющие боль (малкот), упоминаются в Библии как мера, которую может назначить судья. По толкованию Талмуда, их применение не находится на усмотрении суда, но обязательно в случае нарушения явного библейского запрета. Однако такое наказание не налагается, если преступление карается смертной казнью или если нарушение состоит только в произнесении слов, а не в действии (впрочем, с некоторыми исключениями), а также если предполагаемое наказание допускает имущественное возмещение вреда и т. п. Указанное в Пятикнижии число — сорок ударов — может быть уменьшено до того предела, который, согласно мнению врача, допустим без опасности для жизни наказываемого. Если во время телесного наказания замечали, что продолжение сопряжено с опасностью для жизни, то его прекращали. Удары наносились четыреххвостой плетью из телячьей кожи. Треть ударов предназначалась на грудь, остальные на спину, причем треть их наносилась с левой стороны спины, а другая треть — с правой (Мак. 3:12–13). Применить это наказание можно было с тем же предупреждением и другими процессуальными требованиями, как и смертную казнь. Поэтому на практике, по приговору суда, это наказание было большой редкостью. Но в чрезвычайных обстоятельствах суду предоставлялось право приговаривать к наказанию бичеванием во всех случаях, когда он это сочтет нужным. Бичеванию могли подвергаться и виновные в мелких проступках, это было даже не наказание, а средство принуждения к исполнению тех или иных предписаний суда, причем суд выполнял в таком случае функции административного органа (и в талмудическую, и в раввинистическую эпоху в руках суда сосредоточивалась вся власть в пределах еврейской общины). Административное телесное наказание носило название маккат мардут (`удары за строптивость`: Наз. 4:3 и др.), в отличие от малкот, которые назначались с соблюдением всех судебных гарантий.

Имущественные наказания. Хотя еще Иосиф Флавий (Древ. 4:280) отмечает существование принципа талиона наряду с возможностью замены его денежным выкупом (причем применение того или иного способа возмещения убытка потерпевшему зависело от воли последнего), наказания, причиняющие увечье, стали применяться все реже, а имущественное вознаграждение за телесное повреждение стало общим правилом. Следы такого процесса есть и в Пятикнижии (Исх. 21:30), которое, однако, строго воспрещает замену убийце смертной казни денежным выкупом (Чис. 35:31–32). Не отрицая этого предписания, Талмуд признает, что во всех других случаях денежные выкупы допустимы и даже обязательны (БК. 83б). Сумма, уплачиваемая лицом, причинившим телесное повреждение потерпевшему, слагается, по Талмуду, из пяти частей:

незек (`убыток`) соответствует современному вознаграждению за утрату трудоспособности;

ца‘ap — штраф за причиненное физическое страдание:

риппуй — возмещение расходов по лечению:

шевет (`бездействие`) — возмещение убытков, понесенных потерпевшим в результате вынужденного бездействия;

бошет (`стыд`, `позор`) — мера морального ущерба (душевные страдания, чувство стыда и т. д.), причиненного пострадавшему (БК 8:1; Майм. Яд., Хилхот ховел у-маззик 1:1–3).

Тюремное заключение. Длительное лишение свободы путем заключения человека под стражу не было, видимо, известно в качестве наказания законодательным системам древнего Ближнего Востока, Греции и Рима. Упоминаемые в Библии случаи указывают лишь на предварительное заключение (арест) нарушителя закона до вынесения и приведения в исполнение приговора (Лев. 24:12: Чис. 15:34) или на арест как административную меру (I Ц. 22:27; II Хрон. 16:10: Иер. 37:15–16; 38:4–14). Только к концу библейской эпохи появляется упоминание о заключении в тюрьму по решению суда, вероятно, с целью «смягчить» непокорного (Эз. 7:25–26). В Талмуде оно упоминается в связи с законами о неверной жене (Сота 4:5), а также с освобождением заключенных накануне праздников (Псах. 8:6: МК. 3:1). В талмудический период евреи и язычники содержались в разных тюрьмах (Псах. 91а: ТИ., Псах. 8:6, З6а и МК. 3:1, 81с). Задержание подозреваемого до завершения направленной против него юридической процедуры при наличии достаточных оснований для подозрений (ТИ., Санх. 7:10, 25а) было наиболее распространенной формой заключения в этот период (Мех. дрИ., Наз. 6; Кт. 33б). Осужденный на смерть обычно содержался в тюрьме до приведения приговора в исполнение (Сиф. Чис. 114; Санх. 11:4). Талмуд толкует отрывок книги Эзра (7:25–26, см. выше) как право суда заключить в тюрьму человека, который отказывается выполнить какие-либо его решения, чтобы оказать давление на него (МК. 16а); поэтому условия заключения иногда были суровыми.

В талмудический период впервые упоминается наказание заключением в карцер (хахнаса ла-киппа), где невозможно было лежать, причем пища давалась скудная (хлеб и вода в небольшом количестве). Согласно разъяснению аморы Шешета (конец 3 в. – начало 4 в.), эта мера фактически представляла собой медленную казнь (Санх. 81б). Та же мера применялась и в случае третьего рецидива преступления, караемого телесным наказанием (Санх. 9:5; Тосеф. Санх. 12:7–8).

Поражение в правах. В Талмуде встречается еще специальная мера, которая представляет собой ограничение правоспособности и состоит в лишении права быть свидетелем на суде (показания такого свидетеля игнорировались судом) и права давать присягу в гражданских исках. Эта мера назначалась не с целью наказать данное лицо, а исключительно потому, что, по представлению Талмуда, нельзя оказывать доверия лицам, совершившим преступления, обычно влекущие за собой смертную казнь и телесное наказание, а также правонарушения с корыстной целью. Лишение этих прав не зависело от предупреждения (хатраа) и других процессуальных требований. После телесного наказания виновный восстанавливался в правах. Такое же последствие имело и искреннее раскаяние, выразившееся не только в словах, но и в поступках. Например, человек, лишенный некоторых прав за совершение преступления корыстного характера, мог позже доказать свое раскаяние тем, что он, хотя бы один раз оказавшись в подобной ситуации, не совершил преступления, обещавшего такие же выгоды, как и прежнее (Майм. Яд., Хилхот эдут 10–12; Ш. Ар. ХМ. 34, 92).

Наказание в рамках еврейской судебной автономии. В странах, еврейское население которых обладало правом собственного судопроизводства и решения правовых вопросов, еврейское право все чаще прибегало к наказанию тюремным заключением, как предварительным, так и с целью «смягчить» недовольного решением суда. Это стало обычным явлением с начала 14 в. Первоначально тюремное заключение применялось в области гражданского, но затем и уголовного права; соотношение того и другого в разные периоды было разным. Одно из свидетельств наличия этого вида наказания в области уголовного права — существовавшие в различных местах еврейские тюрьмы, о чем сообщает ряд галахических и исторических источников; в частности, многие материалы этого рода относятся к Польше и соседним с ней территориям. Различные виды тюремного заключения налагались еврейскими судами и в тех местах, где еврейских тюрем не было, и исполнение приговора передавалось в руки правительственных органов. Заключение в тюрьму (и ряд других наказаний) налагалось по еврейскому праву на евреев-доносчиков за первую и вторую провинность; в третий раз полагалась смертная казнь.

В Испании со 2-й половины 13 в. (в сефардской диаспоре — до 16–17 вв.) существовали еврейские комиссии «по расследованию преступлений» (берурей аверот), как правило, рассматривавшие нарушения в области религии и нравственности. Наряду с ними действовали комиссии «по расследованию исков» (берурей тви‘от), занимавшиеся денежными тяжбами. «Расследователи преступлений» могли накладывать такие наказания, как изгнание, исключение из общины и бичевание. Вошел в силу ряд халахот, говорящих о возможности ареста члена общины или его освобождения под залог. Мог быть задержан также человек, подозреваемый в намерении бежать и этим нанести серьезный вред другому лицу (например, оставить жену агуной; «Швут-Я‘аков», т. 1, респонс №14).

В средневековой Испании существовала система законов о преступлениях, совершенных евреем против еврея, евреем против христианина и христианином против еврея. Местные законы, называемые фуэрос, устанавливали порядок судопроизводства в случаях нанесения увечья, убийства и т. п. Штраф за убийство еврея христианином уплачивался местным властям. Этот штраф был высок и равнялся штрафу за убийство аристократа или священника. Христиане не раз требовали сократить его, приравняв к штрафу за убийство крестьянина. В северной Испании 10–11 вв. тяжбы решались так называемым «Божьим судом» — в виде дуэли, поражение в которой могло считаться наказанием; в случаях, когда одной из сторон спора выступал еврей, король обязывался найти ему замену — специального бойца. Законы фуэрос имели важное значение в условиях неразвитых общественных отношений, где разногласия обычно решались силой, и давали евреям определенную защиту. Наряду со смертной казнью и штрафом фуэрос предусматривали бичевание и некоторые другие виды наказания.

Уже в мусульманской Испании еврейским судам было дано право выносить смертные приговоры, причем осужденных передавали в руки местного палача. Это право распространялось и на районы под христианской властью. Здесь эта система называлась альбала эн бланко: еврейский суд получал специальный бланк, заранее подписанный королем, и вносил туда имя осужденного, а городской палач, получив этот документ, исполнял приговор. Имущество казненного конфисковывалось государством. В 1380 г. король Хуан I Кастильский отменил эту систему в связи с приговором, который еврейский суд вынес его приближенному Иосефу Печо (или Печону). Отмена была подтверждена Фердинандом и Изабеллой. Еврейские суды в Испании могли выносить приговоры, включавшие нанесение увечья осужденному, а также клеймение воров и женщин легкого поведения. Тюрьмы были общими для представителей различных религий; в частности, в них содержались евреи, осужденные за неуплату долгов. Как в Испании, так и в немецких землях существовали наказания, оговоренные в данных евреям привилегиях. Так, согласно привилегиям, дарованных евреям епископом Шпейера Рудигером (1084), главе еврейской общины Вормса предоставлялось право, равное правам главы христианской общины города, судить и выносить наказания.

Тяжбы между евреем и неевреем (в области гражданские права) в Испании разбирались либо в еврейском суде, либо по местным обычаям; во многих случаях стороны предпочитали еврейский суд.

Тюремное заключение нередко применялось как средство принудить мужа дать развод жене, в частности, если их брак противоречил еврейскому религиозному праву  Раши к Псах. 91а; Ицхак бар Шешет Берфет, респонс 348; Шломо Адрет, респонсы, т. 2, №276), или принудить левира к обряду халицы  Ашер бен Иехиэль, респонсы 52:8). Заключение в тюрьму могло быть также санкцией в случае неуважения к суду и несогласия с его решениями (Ицхак Алфаси, респонс 146; Иом Тов Ишбили, респонс 159; и др.). Ряд поским включает эту санкцию в прерогативы суда (Майм. Яд. к Санх. 24:9). Упомянутое в Талмуде заключение в карцер (киппа, см. выше) стало применяться как наказание за определенные виды убийства, когда закон не предусматривал смертной казни (Майм. Яд., Хилхот роцеах 2:2–5; 4:8–9), например, когда осужденный имел лишь косвенное отношение к убийству (И. Белфет, респонс 251) или когда был только один свидетель.

То, что тюремное заключение стало обычным наказанием за многие нарушения закона, отражено в решениях еврейских судов и в различных постановлениях, отвечавших условиям еврейской жизни в разные периоды. Так наказывались преступления против морали, семейных устоев, личной собственности, физическое или словесное оскорбление (включая хулу на доброе имя), азартные игры. В тюрьму заключали евреев — нарушителей религиозных норм, например, за готовность к отступничеству ввиду невозможности жениться на определенной женщине по еврейским законам (Иом Тов Ишбили, респонс 179), а также последователей саббатианства  или хасидизма в его начальной стадии. В заключение попадали лжесвидетели, контрабандисты и т. п. Согласно такканот общины Кракова (с конца 16 в.), в тюрьму заключались бедняки, просившие милостыню на улицах вместо того, чтобы обратиться за помощью в синагогу.

Позорный столб часто применялся в средние века как христианами, так и евреями. В Польше и Литве он назывался куна. У евреев вместо выставления к столбу часто использовали цепь, посредством которой нарушитель (виновный в хуле на доброе имя ближнего, доносе и т. п.) приковывался к наружной стене синагоги (у входа) за руки и шею и находился в таком положении несколько часов.

В 17 в. в общинах выходцев из Испании и Португалии, нашедших убежище в Нидерландах, одним из жестких средств поддержания внутриобщинной дисциплины служил херем, примененный, в частности, против таких вольнодумцев, как Уриэль Акоста и Барух Спиноза. В Гамбурге в конце 17 в. в еврейской общине выходцев из Португалии практиковался домашний арест как наказание за некоторые нарушения.

Обращение с заключенными. Евреи не восприняли обычай создавать узникам жестокие условия содержания, практиковавшийся в различных странах до начала 19 в. В ряде такканот и респонсов указывается, что заключенные до приговора суда должны содержаться иначе, чем уже осужденные, но и те и другие имеют право на пищу и санитарные условия в своей камере.

Наказание и самоограничения раскаявшихся (хозрим би-тшува). Намеком на чувство раскаяния в грехах служат, возможно, слова «Жертва Богу — дух сокрушенный» (Пс. 51 [на русском 50]: 19). Маймонид (Хилхот тшува) дает конкретные указания на такие наказания и самоограничения: душевная готовность совершившего грех принять мучения (1:4); принятие изгнания (2:4); публичное покаяние (2:5); публичная просьба прощения на могиле умершего, против которого кающийся грешил (2:11); подавление в себе гнева, вражды, зависти, глумливости, корыстолюбия, честолюбия, чревоугодия и т. п. (7:1). Четкую систему таких наказаний, обоснованную теологически и этически, разработал современник Маймонида Иехуда ха-Хасид в сочинении «Сефер-хасидим» («Книга благочестивых»; 1-е сокращенное и отредактированное издание — 1538 г., Болонья), где он выдвигает правило, что поступки кающегося должны быть «взвешены» в соответствии с тяжестью каждого преступления или нарушения; поэтому его система называется «взвешенным» или «уравновешенным покаянием» (тшуват ха-мишкал). Следуя ей, его ученик Эл‘азар бен Иехуда из Вормса установил сорокадневный пост за преступление в области половых отношений; за другие серьезные прегрешения — сидение зимой на льду или снегу, а летом на муравьиной куче, ношение власяницы на голом теле, самобичевание и публичное покаяние, привязывание руки, которой было совершено убийство, цепями к телу и наложение железного обруча на живот, лежание на земле у входа в синагогу, то есть на виду у всех. Книга «Сефер-хасидим» должна была служить практическим справочником «наставнику» (`море`), который руководил действиями кающегося или целой общины в случае коллективного покаяния.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Иудаизм сегодня

Молчание – золото

News image

Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо пояснить, что под злословием в Устной Торе понимаются не просто распространение недостоверных или ло...

Авторизация



Великие иудеи

БЕННИ ГУДМЕН

News image

Известный в народе как «король свинга» (а среди музыкантов его эпохи по инициалам «БГ»), Бенни Гудмен был больше чем просто ве...

БЕНДЖАМИН ДИЗРАЭЛИ

News image

Подобно богатому банкиру Сидонии из его романов «Конингсби» и «Танкред» Бенджамин Дизраэли, граф Биконсфилд, первый еврей — премьер-министр Англии, был си...

БАРУХ ДЕ СПИНОЗА

News image

Во времена Рембрандта жил в Амстердаме скромный и вежливый юноша, изучавший талмудистский закон и Священное Писание. В возрасте же двадцати че...

Справочник иудаизма

ХРАМ (Бейт hа-Микдаш)

Пишет Рамбам*: Общепринята традиция, что Давид и Шломо построили алтарь [в разное время] на том месте, на котором Авраам по...

ГЕР (ПРОЗЕЛИТ)

Гер цедек: иноверец, перешедший в иудейство и ставший евреем. В Агаде и Галахе* он назван просто гером. Если иноверец выражает желание ст...

РЕЛИГИЯ (ВЕРА) ИЗРАИЛЯ (Дат Исраэль)

В основе Р. И. лежит вера в Единство Божье, выраженное в стихе: Слушай, Израиль, Господь - Бог наш, Господь - ...