Рав Уна

News image

Рав Уна – вавилонский аморай второго поколения и глава йешивы в ...

Поиски пороков

News image

Во время одной из своих поездок Любавичский Ребе Дов-Бер остановился на...

Веселеил

News image

Веселеи л (ивр. בְּצַלְאֵל‎, Бецале ль — букв. «под сенью Го...



Русские иудействующие: проблемы, источники и методы исследования

русские иудействующие: проблемы, источники и методы исследования

Живой интерес, который вызывают руские иудействующие, связан прежде всего с тем, что некоторые из них обладают религиозными и даже этническими признаками евреев, а иногда и признаются таковыми в еврейских общинах диаспоры и в государстве Израиль. Этот факт чрезвычайно значим как для самих иудействующих, так и для их окружения. Неудивительно поэтому, что большинство исследователей рассматривали близость к евреям и иудаизму в качестве определяющего, субстанционального признака этого религиозного движения.

Между тем такое определение предмета иследования быстро заводит ученых в методологический тупик: объяснять, в сущности, оказывается нечего, можно только восхищенно или осуждающе констатировать большую или меньшую близость различных групп иудействующих к иудаизму, к ашкеназским евреям, к караимам и т.п.. Единственное, что требует объяснения при таком подходе - это причины загадочного превращения русских крестьян в евреев. Но как могли они стать евреями, если не восприняли субстанцию еврейства из того или другого источника? И как могли они воспринять эту субстанцию, если прежде не обладали ею? Известный советский сектовед А. И. Клибанов писал: Дореволюционные авторы разводили руками перед таким, как казалось им, феноменом, когда тысячи исконно русских крестьян становились сторонниками иудейской религии и демонстративно меняли христианские имена на ветхозаветные . Сам Клибанов, впрочем, тоже развел руками и не включил описание иудействующих в свою Историю религиозного сектантства в России .

Действительно, ответ на слишком уж философский вопрос о превращении русских в евреев не может быть получен в рамках конкретного историко-антропологического анализа. Очевидно, для такого нам нужна другая постановка вопроса и другое определение предмета исследования. В поисках более основательного подхода обратимся к опыту изучения других русских сект. И прежде всего нам необходимо заново определить границы исследуемого сообщества, не используя по возможности таких чреватых методологической бесплодностью формул как близость к иудаизму или еврейству .

В церковном сектоведении таксономическими признаками секты являются ее вероучение и обрядность. Такой подход к классификации народных религиозных движений отчасти унаследован и наукой, только вместо вероучения и обрядности выделяются характерные для секты представления и практики . Именно таким способом определил предмет своего иследования А. А. Панченко в недавно вышедшей монографии о христовщине и скопчестве. Он выделил три характерных признака этих сект: ритуальная практика радений ; почитание сектантских лидеров христами , богородицами и святыми ; специфическая аскетика. Такой подход позволил исследователю проследить генезис каждого из этих признаков и интерпретировать их в историко-культурном контексте. Недостаток этого подхода, как обычно, является продолжением его достоинств. Выделяя, в соответствии с избранной научной парадигмой, некоторые из множества религиозных практик как наиболее характерные и аутентичные, исследователь тем самым конструирует идеальный образ секты. При этом возникает соблазн считать отклонения от сконструированного идеала вторичными образованиямии , позднейшими наслоениями или естественной порчей первоначальной религиозной традиции, и исключать их из рассмотрения. Эффективность исследования, таким образом, во многом зависит от того, насколько удачно был сконструирован идеальный объект, насколько полно он позволяет охватить имеющийся материал.

Однако в случае иудействующих мы не располагаем сколько-нибудь успешной научной традицией выделения характерных признаков секты. Определение иудействующих как постепенно эволюционирующих к иудаизму православных, как было сказано, мало подходит для научного исследования.

Альтернативный набор определящих движение субботников признаков предложил недавно А. А. Панченко. Опираясь на известную работу М. Дуглас Чистота и опасность , он пишет: логично будет предположить, что и появление движения субботников представляет собой не парадоксальное либо возмутительное либо замечательное обращение православных в иудаизм , но своеобразную (и вполне удачную) попытку создания новой социальной границы , причем в качестве материала для репрезентации групповой идентичности была использована одна из самых известных классических систем ритуальных запретов и предписаний, изложенная в Пятикнижии . Эта попытка уйти от сложившейся в иследованиях субботников тупиковой ситуации представляется мне перспективной, хотя и нуждающейся в серьезной корректировке.

Прежде всего необходимо заметить, что Пятикнижие является сложно организованным текстом, допускающим различные прочтения, а не изложением некой вневременной и однозначно определенной системы запретов и предписаний. Субботники действительно связывают свои ритуальные практики с текстами Пятикнижия и других книг Ветхого Завета, однако эти практики настолько разнообразны и изменчивы, что выделить среди них определяющие, наиболее характерные и аутентичные не представляется возможным. Устойчивым признаком иудействующих является, на мой взгляд, не тот или иной набор ритуальных запретов и предписаний, а сам принцип соотнесения собственных представлений и практик с текстами Ветхого Завета. Именно этот принцип я рискну предложить в качестве определяющего.

В чем же состоит этот принцип? Если попытаться свести его к некоторому базовому представлению, к идеологическому основанию движения иудействующих, можно заметить, что субботники рассматривают самих себя в качестве непосредственных адресатов библейских повелений. Однако само это представление обосновывается при помощи того же самого принципа соотнесения с текстом: субботники могут отождествлять себя с неоднократно упоминаемыми в Пятикнижии пришельцами (герами), для которых, как и для евреев, закон один , или с десятью потерянными коленами, которые, согласно  книге Ездры, после изгнания со своей земли отправились в дальнюю страну... чтобы там соблюдать законы свои (3 Ездры 13:41-42), или же просто без особой рефлексии отождествлять себя с библейским - не историческим, но текстуальным - Израилем.

Особое отношение субботников к евреям и к иудаизму, ставшее камнем преткновения для исследователей, вполне объяснимо в рамках предлагаемой концепции. Дело в том, что субботники соотносят себя в первую очередь не с современными им евреями и их религией (что неявно предполагается большинством исследователей), а с литературными персонажами, т.е. с библейским Израилем и данным ему Законом. Однако, сталкиваясь с другими претендентами на роль воплощенных литературных героев или их наследников, субботники могут признать их своими наставниками или же, напротив, заблудшими выходцами из текста, уклонившимися от строгого, но справедливого Моисеева закона. В последнем случае они могут искать сближения и отождествления с караимами. Но, как бы разнообразно не складывались эти отношения с природными евреями, караимами и их традициями, связь иудействующих с текстуальным Израилем остается неизменной и определяющей границы секты.

Таким образом, предлагаемый подход позволяет избежать постулирования якобы присущего иудействующим стремления сблизиться с евреями.

Пресловутый разрыв иудействующих с христианством также не должен расматриваться, на мой взгляд, как самостоятельный и определяющий признак секты. Для иудействующих, как и для многих других народных религиозных движений, характерен разрыв с православной церковью - с ее таинствами, символами и особенно иконопочитанием. Эти явления отождествляются сектантами с библейским язычеством и подвергаются критике на основании текстов Ветхого Завета. Однако в этом субботники ничем не отличаются от молокан-воскресников или духоборцев, остающихся, как принято считать, в рамках христианства. Отношение же субботников к Новому Завету и к фигуре Иисуса Христа далеко не так однозначно, как можно было бы предполагать, исходя из априорных представлений о радикальном размежевании иудаизма и христианства. В рамках предлагаемого подхода это отношение является отнюдь не определяющим признаком, а вторичным образованием , складывается под влиянием разнообразных внешних и внутренних факторов и нуждается в специальном анализе.

Я ограничусь здесь рассмотрением лишь одного текста, интересного также тем, что он является, насколько мне известно, самым ранним свидетельством о секте субботников. В статье М. Былова, опубликованной в Воронежских епархиальных ведомостях в 1890 г., цитируются материалы из архива Воронежской духовной консистории, в настоящее время нам недоступные. В 1765 г. допрошенные в консистории дворцовые крестьяне и однодворцы следующим образом описали свое суеверие , возникшее тремя годами ранее в селах Мечетки, Гвазда и Пузево Бобровского и Павловского уездов: Образам св. не поклоняться - они ... суть идолы; в церковь Божию не ходить, не исповедываться и св. таин не причащаться, а веровать Богу духом; исповедываться и приобщаться чтением псалмов, и ... читать перед начатием есть: Се ныне благословите Господа, а по окончании: хвалите Господа все языцы - до конца; свиного мяса не есть, субботу почитать, а воскресенье не почитать, затем что оно установлено по новой благодати; крестов на себе не носить . Своим учителем допрошенные назвали жителя Тамбовского уезда Григория Селиванова; кроме того, они показали, что однодворец с. Мечетки Матвей Звездилин был научен зловредному суеверию Федором Жабиным из с. Козловки Козловского уезда.

Е. Кац недавно анализировал эти материалы, известные ему в другом, более позднем пересказе, и пришел к следующим выводам: По-видимому, это первая известная община, полностью отвергшая православие и христианство пытающаяся строить вероучение и жизнь на основе Ветхого Завета. Иудейских молитв они не знали, и поэтому молитвы заменили чтением псалмов, как наиболее подходящих для них текстов, из тех, которые можно найти в православных книгах. Так зародилась крупнейшая и значительнейшая община иудействующих в России .

С частью этих утверждений я могу согласиться. Действительно, это первая известная нам община молокан-субботников (не совсем ясно, правда, на каком основании и в каком смысле Кац называет ее крупнейшей и значительнейшей ). В том, что речь идет именно о молоканах-субботниках, нас убеждают следующие обстоятельства:

1) Почти все формулировки, в которых представлены суеверия новых сектантов - образам не поклоняться ... в церковь Божию не ходить, не исповедываться и св. таин не причащаться, а веровать Богу духом; исповедываться и приобщаться чтением псалмов, ... свиного мяса не есть, ... крестов на себе не носить - известны нам также по более поздним источникам. Они характерны для молокан всех толков и основаны на сопоставлении религиозных практик (как собственных, так и православной церкви) с текстами Писания.

2) Празднование субботы, а не воскресенья является формальным отличительным признаком молокан субботников и воскресников, в прочем имеющих много общего.

3) Дополнительными аргументами в пользу того, что речь идет именно о субботниках, являются а) названия сел, в которых распространилось суеверие (в начале XIX в. именно там и в соседних селах появятся субботники), и б) фамилии Жабин и Звездилин, широко распространенные среди иудействующих на протяжение всей их истории.

Но вернемся к вопросу об отношении иудействующих к христианству. Вопреки утверждению Е. Каца, считающего, что воронежские субботники 1765 г. полностью отвергли... христианство , я не вижу оснований для такого вывода. Православие, а точнее - конкретную, современную им православную церковь они действительно отвергли. Но что значит - отвергли христианство ? Предпочтение, оказанное субботе и старой благодати перед новой , еще ни о чем не говорит - оно важно лишь для различения молокан воскресников и субботников, но не христиан и иудеев . Существуют вполне христианские секты, празднующие субботу и с особым почтением относящиеся к Ветхому Завету.

Вероятно, более релевантным признаком принадлежности или отхода от христианства является отношение к Иисусу Христу, признание или непризнание его Мессией, Спасителем и т.п.. В более поздних описаниях вероучения субботников отрицание ими самого Лица Спасителя является непременной характеристикой секты. В рассматриваемом тексте об этом ничего не говорится. Возможно, что следователи просто не догадались спросить субботников об их отношении к Иисусу. Однако более вероятным мне кажется другое объяснение: вопрос этот просто не волновал допрашиваемых, они не считали свое отношение к Иисусу важной частью своей веры. Я полагаю, что этот вопрос привнесен в культуру сектантов следователями и миссионерами, вынуждавшими крестьян вырабатывать свое отношение к личности Иисуса. В пользу этого предположения свидетельствует зафиксированное миссионерами XIX в. разнообразие позиций, занимаемых сектантами в этом вопросе. Субботники могли считать Иисуса простым человеком, но мудрым , обманщиком или даже узурпатором, который насильно вошел к Богу в товарищи , а в двух селах Астраханского уезда субботники поразили миссионера тем, что признали Иисуса уже пришедшим Мессией - но не Богом. В некоторых общинах молокан воскресников также считали Иисуса простым человеком или пророком.

Таким образом, различие между молоканами воскресниками и субботниками трудно связать со сделанным будто бы ими выбором между иудаизмом и христианством. Тем не менее различие между ними не сводится лишь к выбору того или иного праздничного дня. Оно имеет более фундаментальный характер и определяется различием функций Ветхого и Нового Заветов в сектантских религиозных практиках. В конце XIX в. - в короткий период максимальной религиозной открытости и публичных диспутов между сектантами разных толков и православными - священник одного из мультиконфессиональных заволжских сел записал такую сравнительную характеристику различных религий, сделанную его прихожанами: Не раз от некоторых из них я слышал такие слова: субботники - вот народ, который во всем поступает правильно и согласно с законом Божиим; не нам должно учить их в деле веры, а нужно от них учиться. ... С молоканами беседовать о предметах веры гораздо легче, чем с субботниками, потому что во многих случаях ... молокане не могут оправдываться перед субботниками буквой или строкой из св. писания, как например: относительно первой заповеди Божией, ... относительно замены празднования субботнего дня - воскресным, а также о способе соблюдения и хранения этого дня и т.п., ... мы, православные, подражая в этом случае молоканам, также не можем ничем оправдаться пред субботниками и пред судом Божиим . Конечно, это сравнение затрагивает лишь рациональную сторону религии - возможность оправдатьсч Писанием , победить в споре, доказать ссылкой на Библию истинность своих ритуалов. В этом, как мы видим, субботники преуспевали. Однако у молокан-воскресников и у православных была общая моральная ценность, кратко выраженная в словах одной молоканки: Мы не жиды. Мы любим Иисуса Христа и волю его творим . Вне зависимости от отношения к Новому Завету и к личности Иисуса, субботники строили свои собственные религиозные практики на основании Ветхого Завета - и находили в нем достаточные оправдания . Однако для последовательных молокан-воскресников никакой ритуал вообще не может быть оправдан Писанием, не может стать таинством. Воскресники, опиравшиеся в своей религиозной жизни преимущественно на Новый Завет, старались извлечь из него не оправдание собственных ритуалов, но, в первую очередь, моральный урок. Таким образом, совпадая в своей критике православной церкви как несоответствующей Писанию, субботники и воскресники ставили перед собой кардинально различные цели: первые выстраивали свои собственные, более, с их точки зрения, соответствующие Писанию ритуалы - а это требовало опоры в первую очередь на богатое запретами и предписаниями Пятикнижие и, соответственно, более или менее отстраненного отношения к Новому Завету с его пафосом превосходства морали над Законом; вторые же, продолжая начатую Новым Заветом деконструкцию иудейского закона , доводили ее до логического предела.

Эти замечания о различии между субботники и воскресниками не претендуют, конечно, на полноту и призваны лишь продемонстрировать возможности предлагаемого подхода.

В заключение я хотел бы предложить краткий обзор некоторых перспективных, на мой взгляд, направлений исследования истории и культуры иудействующих.

Обширная и мало используемая исследователями миссионерская литература конца XIX - начала XX в. дает весьма ценный материал для ответа на вопрос о том месте, которое занимали иудействующие в русском религиозном диссидентстве, об их взаимодействии с другими сектантами и с православными крестьянами, об особенностях риторики сектантских начетчиков.

Фонд Комитета по делам раскола в РГИА содержит более 700 прошений о дозволении исполнять обряды по своей вере, написанных в основном молоканами и субботниками между 1859 и 1905 гг.. Применение методов фольклористики к исследованию этих прошений позволяет поставить целый ряд вопросов, касающихся ментальности иудействующих второй половины XIX в..

Одним из самых трудных и идеологически нагруженных является вопрос о контактах между иудействующими и евреями и, в частности, о еврейском миссионерстве . Источники, позволяющие пролить свет на этот вопрос, мы находим в миссионерской литературе, в архивных делах и в современных полевых материалах.

В отличие от стихийного и никакой инстанцией не санкционированного взаимодействия субботников с евреями, их контакты с караимами носили, по всей видимости, более официальный характер. Журнал Караимская жизнь писал в 1911 г.: За последнее время официальным кругам караимства приходится сталкиваться с вопросом о так называемых русских караимах - субботниках. ... Неоднократно они делали попытки к воссоединению с коренными караимами, но безуспешно, так как против этого энергично протестовали представители господствующей церкви. Да и сами караимы, по вполне понятным причинам, уклонялись от официального общения с сектантами . Однако, после официальной регистрации субботниками своей общины гахам С. М. Панпулов в бытность свою в Петербурге зондировал почву в официальных сферах . Убедившись в неодобрительном отношении властей к возможному присоединению, гахам уклоняется от непосредственных сношений с сектантами . Но, если центральная власть разрешит субботникам присоединение к караимам, то духовное правление во главе с гахамом ничего против этого иметь не будет . Интересна также публикация в том же журнале напечатанного ранее в Сборнике материалов для описания местностей и племен Кавказа очерка Ильи Жабина Селение Привольное Бакинской губернии Ленкоранского уезда . В новую версию очерка под названием: Русские караимы (этнографический очерк) Жабин внес небольшие изменения - такое, например, добавление: У субботников Привольного два храма: их называют то школами, то молитвенными домами, а за последнее время, кенаса . Однако особый интерес для нас представляет редакторское предисловие, в котором, в частности, сказано: Среди караимов всегда существовало смутное представление о так называемых субботниках , которые издавна тяготеют к ним, считая себя последователями караимского вероучения. Отдельные представители караимства вступали в переписку с обращавщимися к ним субботниками, отвечали на их запросы . Вероятно, результатом этой переписки стал изданный субботниками в г. Царицыне, в типографии Е. Н. Федорова в 1892 и 1901 гг. русский перевод караимского молитвенника Порядок молитв для караимов, составленный вкратце гахамом и главным учителем караимов Авраамом Самойловичем Фирковичем. Перевод И. Б. Н. Фиркович и предположительно там же около 1896 г. изданная книга Молитвы перед обедом, и после обеда за целый год по обряду Караимов .

Мало исследованным остается также вопрос о взаимовлиянии иудействующих и русско-еврейской печати. По всей видимости, субботники составляли значительную часть рынка сбыта двуязычных молитвенников. Имеются также свидетельства о попытках иудействущих напечатать свои рукописи в еврейских типографиях. Так, М. А. Свиридов, житель с. Привольного Бакинской губернии, присылал в виленскую типографию Вдовы и братьев Ромм рукописи еврейского молитвенника и двуязычного стенного календаря на 10 лет. Предполагалось, что текст календаря будет отпечатан двумя шрифтами: еврейским и церковно-славянским полууставом . В 1882 г. МВД направило в Главное управление по делам печати свое заключение: В целях предупреждения распространения названного календаря в среде тех русских сектантов, кои известны под именем жидовствующих, ... допустить печатание и обращение названного календаря в продажу под условием, чтобы текст оного был отпечатан не церковно-славянским полууставом, а обыкновенным гражданским шрифтом .

Эмиграция субботников в Палестину в конце XIX - начале XX в. является яркой, но малоизученной страницей как в истории государства Израиль, так и в истории русских эсхатологических движений. Паломничество в Святую землю стало возможным и широко распространеным в России благодаря деятельности Православного Палестинского Общества. Субботники получали паспорта, как и все другие паломники, для поездки на богомолье, но многие из них оставались в Палестине навсегда. В фольклорном репертуаре современных субботников имеются рассказы о переселенцах и о событиях, происходивших с ними в земле Израиля.

В советский период некоторые общины иудействующих (в Воронежской области, в Закавказье) образовали колхозы, что позволило им сохраниться до наших дней или до распада СССР. В других общинах (например, в селах бывшей Астраханской губернии) богатые хуторяне проявили меньшую лояльность к Советской власти и сильно пострадали в период коллективизации. Многие субботники переселялись в города и вливались в местные еврейские религиозные общины, а иногда (как, например, в Сталинграде / Волгограде) составляли основу этих общин. Мы располагаем также материалами о субботниках в еврейских колхозах в Крыму и под Сталинградом. Интересной темой для исследования на материалах советского периода являются тесные контакты между евреями и субботниками в городах типа Волгограда и Астрахани, в еврейских колхозах. В этих контактах отчетливо проявляется изменение самосознания евреев, быстро теряющих религиозный компонент своей идентичности, который в то же время оставался основным для субботников.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Иудаизм сегодня

Молчание – золото

News image

Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо пояснить, что под злословием в Устной Торе понимаются не просто распространение недостоверных или ло...

Авторизация



Великие иудеи

БЕННИ ГУДМЕН

News image

Известный в народе как «король свинга» (а среди музыкантов его эпохи по инициалам «БГ»), Бенни Гудмен был больше чем просто ве...

БЕНДЖАМИН ДИЗРАЭЛИ

News image

Подобно богатому банкиру Сидонии из его романов «Конингсби» и «Танкред» Бенджамин Дизраэли, граф Биконсфилд, первый еврей — премьер-министр Англии, был си...

БАРУХ ДЕ СПИНОЗА

News image

Во времена Рембрандта жил в Амстердаме скромный и вежливый юноша, изучавший талмудистский закон и Священное Писание. В возрасте же двадцати че...

Справочник иудаизма

ВЕРУЮ (Ани маамин)

Тринадцать принципов веры по Рамбаму*, которые произносятся, по обычаю ашкеназов, во время утренней молитвы. Каждый из принципов начинается словами Ве...

РАЗРЕШЕНИЕ СДЕЛКИ (Гетэр иска)

Разрешение брать проценты, несмотря на очевидный запрет, наложенный Торой*. Р. это дается для особых сделок между должником и кредитором. Живя в ...

БЛАГОСЛОВЕНИЕ ЛУНЫ (Биркат hа-левана)

Ежемесячно, с появлением новой луны, еврей произносит особое благословение, которое с течением времени приняло праздничный характер, так как еврейский календарь со...