Рабби Шнеор Залман

News image

Хасидизм быстро развивался как движение и приобретал все больший вес. Ру...

Раби Йеуда бар Моше Петая

News image

Раби Йеуда бар Моше Петая (5619—5702 /1859—1942/ гг.) — выдающийся ка...

Рав Деслер о тшуве

News image

1. На сегодняшний день, когда нет Храма и когда также нет ...



Могила Ирода Великого

могила ирода великого

«…болезнь Ирода все ухудшалась, так как Господь Бог наказывал его за все его беззакония. То был медленный огонь, который был не столько заметен наружно, сколько свирепствовал у него внутри тела…

Его мучили также внутренние нарывы, особенно же страшные боли в желудке; ноги его были наполнены водянистой, прозрачной жидкостью. Такая же болезнь постигла и низ его живота; на гниющих частях появлялись черви; когда он хотел подняться, дыхание причиняло ему страшные страдания как вследствие зловония, так и вследствие затруднительности своей; всего его охватывали судороги, причем царь обнаруживал неестественную силу. Богобоязненные люди, которые по своим знаниям умели объяснять такие явления, говорили, что теперь Предвечный наказывает царя за его великие беззакония.» [Иосиф Флавий, Иудейские древности, книга 17: 6]

Так, 2000 лет тому назад, в 4 году до н.э. умирал царь Иудеи Ирод (Ѓордос) Великий — личность в высшей степени неординарная и противоречивая.

Это был царь равновеликий как в своих делах, так и в прегрешениях: один из наиболее образованных и деятельных монархов своего времени, расширивший границы своего государства и давший ему экономическое процветание и мир на многие десятилетия. Царь, построивший больше, чем все его предшественники со времен Давида и Соломона; успешный политик, умело лавировавший в смутные времена ухода одного римского императора и прихода другого, ставленником которых он был сам, оставаясь при этом царем иудейским. Злодей, не остановившийся перед казнью большинства членов Синедриона, чтобы преодолеть сопротивление жреческого сословия, жестоко и безжалостно расправившийся со всеми реальными и возможными противниками, среди которых были его жены и сыновья, родственники и местная знать; жертва своей собственной маниакальной подозрительности и палач, имя которого на века стало символом злодейства и жестокости.

И даже спустя 2 тысячи лет событиями жизни Ирода продолжают интересоваться историки и христианские теологи, люди искусства, и, даже, врачи. Так, в 2002 г на ежегодной историко-клинико-патологической конференции, которая проводится в медицинском колледже при университете Мериленда (США), д-р Ян Хиршман из медицинского колледжа Вашингтонского университета, изучив оставленную Иосифом Флавием историю болезни царя, пришел к выводу, что Ирода, скорее всего, убила гангрена Форниера, редкая в наши дни. «Все началось с болезни почек и закончилось гангреной», — заключил медицинский эксперт.

Но более всего личностью царя Ирода интересуются историки и археологи. О нём написаны тысячи книг — исторических исследований и художественных произведений. Профессор Еврейского университета в Иерусалиме, археолог Эхуд Нетцер (род. 1934г) на протяжении 35 лет своей профессиональной деятельности изучал всё, что связано с деятельностью Ирода. Заветной мечтой ученого было найти могилу царя. Ведь о месте его погребения было известно довольно точно — Иродион.

«Затем состоялись похороны царя… Тело умершего покоилось на золотом ложе, усеянном разнообразными драгоценными камнями; покров был пурпуровый, и тело покойного было облачено в багряницу; на голове его покоилась диадема, поверх которой был надет золотой венец; в правой руке находился скипетр. Около ложа шли сыновья умершего и масса его родственников; за ними следовало войско по отрядам сообразно своей национальности: сперва шли копьеносцы, затем отряды фракийцев, германцев и галлов, все в полной походной форме. За ними следовало уже все остальное войско, … снаряженное как бы на войну. Затем шли пятьсот служителей, несших курения. Вся процессия прошла восемь стадий до Иродиона, где, сообразно повелению покойного, и состоялось его погребение».[там же]

Место это для царя Ирода знаменательно. Именно здесь, между Иерусалимом и Вифлеемом, на краю Иудейской пустыни около 40 лет до описываемых событий произошло решающее столкновение с людьми последнего, законного, по мнению Синедриона, Хасмонейского царя Антигона II (Маттитьяху). Вооруженный отряд, во главе которого стоял будущий царь Ирод Великий, победил в схватке. Тогда молодой военачальник поклялся соорудить на этом месте памятник, который увековечил бы это событие.

Получив из рук Рима право на царствование в Иудее, Ирод развернул широкое строительство по всей стране: дворцовый комплекс в Иерихоне, крепостные сооружения в Иудейской пустыне (в т.ч. знаменитая Масада), города Себастия в Шомроне и Кесария — на берегу Средиземном море, многочисленные акведуки и резервуары для сбора воды. Вершиной зодческих творений Ирода стал Храм в Иерусалиме. В 20-х гг до н.э. он осуществил свой давнишний замысел, создав на месте выигранного сражения за престол, уникальное сооружение — Иродион, в котором на искусственно насыпанном холме, напоминающем вулкан, удивительным образом сочетались большая загородная резиденция, надежно укрепленная крепость и царский памятник, ставший усыпальницей царя.

«На горе, против Аравии, он построил крепость, которую назвал по своему собственному имени Иродионом. Тем же именем он назвал сводообразный холм в 60 стадиях от Иерусалима, сделанный руками человеческими и украшенный роскошными зданиями: верхнюю часть этого холма он обвел круглыми башнями, а замкнутую внутри площадь он застроил столь величественными дворцами, что не только внутренность их, но и наружные стены, зубцы и крыши отличались необыкновенно богатыми украшениями. С грандиозными затратами он провел туда из отдаленного места обильные запасы воды. Двести ослепительно белых мраморных ступеней вели вверх к замку, потому что холм был довольно высок и целиком составлял творение человеческих рук. У подошвы его Ирод выстроил другие здания для помещения утвари и для приема друзей. Изобилие во всем придало замку вид города, а занимаемое им пространство — вид царского дворца»..[там же]

Несмотря на такое подробное свидетельство, оставленное Иосифом Флавием, археологические раскопки, которые проводились в Иродионе начиная с середины XIX века, и открывшие много новых и неизвестных ранее подробностей, к царской могиле так и не привели. Во всяком случае до мая 2007г, пока на пресс-конференции, состоявшейся при Еврейском университете в Иерусалиме, проф. Эхуд Нецер официально не объявил о находке.

А началось всё около 150 лет назад, когда один из первых исследователей Иродиона, француз Фелисиан де-Суси, путешествовавший по Палестине, обратил внимание на остатки древних сооружений у подножья холма близ Вифлеема и вполне справедливо отождествил их с описаным Флавием комплексом построек для «утвари и приема друзей». Наряду с другими постройками он особо отметил цилиндрическое сооружение в центре бассейна с внушительными размерами.

Так как не было сомнений в том, что весь комплекс — это и есть знаменитый Иродион, а проходившие в нем пышные похороны царя Ирода были известны всем, кто интересовался этим периодом, то и для де-Суси было вполне очевидно, что где-то здесь должна быть и знаменитая могила. Тогда же он организовал первые раскопки, но ничего, к сожалению, интересного не нашел.

Следующая попытка найти следы грандиозного строительства 2-тысячелетней давности были предприняты только через 100 лет, в 60-х гг прошлого века. В 1962-67гг монах францисканец, археолог Библейской школы в Иерусалиме, патер Виргилио Корбо (Virgilio Corbo, 1918-1991) провел в Иродионе четыре сезона. Своё внимание он сосредоточил в основном на полузасыпанной крепости на вершине холма. Эта крепость строилась как хорошо укрепленная летняя резиденция царя. Четыре башни и соединяющая их стена, покрытые многовековым слоем земли, принесённой ветром, угрожающе возвышались над безжизненной пустыней.

Восточная, круглая башня была высотой с 8-этажный дом. По сторонам, ещё три полукруглых башни, для гарнизона, охраняющего крепость, были пониже и выступали своими полукружьями наружу. Однако внутри крепости всё было устроено совсем не по-спартански. Кроме 5 этажей круглой башни, предназначенных для жилых помещений, во дворе между колоннами классического перистиля располагался сад, к которому примыкали баня, построенная по всем римским канонам; триклиний. Здесь царь, по всей видимости, устраивал пышные приемы для особо именитых гостей, а во времена Бар Кохбы — там устроили синагогу; служебные помещения, о назначении которых сейчас трудно догадаться. В исторических хрониках сохранилось сообщение о посещении Иродиона в 15 г до н.э. Агриппой, одного из ближайших соратников и зятя императора Августа Октавиана.

В 1967 г, вскоре после Шестидневной войны и перехода территории Иродиона под юрисдикцию Израиля, были проведены аэрофотосъемки местности и начаты реставрационно-восстановительные работы крепости. Работа проводилась Управлением Национальных парков Израиля во главе с археологом Г.Фрестером. Вскоре парк Иродион был открыт для широкой публики, но раскопки продолжались до 1970 г. Именно тогда была открыта разветвленная сеть подземных коридоров, частично построенная во времена Ирода. Она предназначалась для того, чтобы цистерны соединялись с запасами воды на случай блокады крепости. Однако бОльшая часть из них была построена в преддверии восстания Бар-Кохбы (132 — 135 гг н.э.). Тогда впервые в практике ведения войн и восстаний были подготовлены многочисленные системы подземных ходов, жилых и служебных помещений для защиты гражданского населения.

В 1972 г раскопки Иродиона перешли в ведение Управления древностей. Возглавил работу молодой ученый Эхуд Нецер, работавший до этого вместе с проф. Игалем Ядиным на раскопках другого знаменитого сооружения царя Ирода — Масады. Как и другим почитателям Иосифа Флавия, ему казалось, что найти могилу царя будет не трудно, и он решил продолжить работу своего предшественника де-Суси. Э. Нецер вернулся к дворцовому комплексу у подножья холма и необычному цилиндрическому сооружению в центре бассейна, размеры которого (13,5 м диаметром) вполне подходили для того, чтобы быть царской гробницей.

Но результат раскопок был обескураживающим. Никаких следов захоронения царя там не нашли, а в стенах помещения, которое оказалось внутри, были, расположены рядами, небольшие ниши, как в колумбариях — специальных помещениях для выращивания голубей. В последствии оказалось, что этот колумбарий был построен в более поздний, Византийский период.

Вместе с раскопками центрального строения, была сделана археологическая разведка всей площади бассейна. Если до этого и были сомнения наполнялся ли этот бассейн когда-нибудь водой, то обнаружив остатки водоупорной штукатурки на его стенах и внушительные размеры — 70х46м, можно было уже дорисовать точную картину в стиле египетского Канопа), его веселой жизни и нравов. Для полноты картины не хватало только разузнать, каким образом и из какого источника наполнялся этот бассейн, т.к. одной дождевой воды для этого было недостаточно. Но этот вопрос пока остался без ответа.

Наряду с раскопками территории бассейна экспедиция Эхуда Нецера тщательно исследовала аэрофотосъемки местности, сделанные в 1968г. На снимках на территории между бассейном и горой были видны следы огромной постройки (130х60м), которую условно назвали «Большой дворец», а рядом, ближе к бассейну, — какой-то длинной полосы (350х30м), несомненно искусственного происхождения, получившей название «дорога».

Первое впечатление было, что это — беговая дорожка, остатки ипподрома, одного из излюбленных развлечений в тот период. К тому же у западного конца «дороги» было П-образное сооружение, которое вполне могло бы служить в качестве трибуны для зрителей. Но вскоре стало ясно, что беговая дорожка шириной 30 м не пригодна не только для соревнований колесниц, запряженных четверкой лошадей, но и для парных упряжек. Да и в П-образном сооружении не нашли никаких следов трибуны для зрителей.

В то же время продолжались раскопки крепости на вершине горы. Там сосредоточились в основном на расчистке обширной сети подземных переходов времен Бар Кохбы, о которых до этого не было никаких сведений.

Византийские церкви были открыты случайно. Когда стало ясно, что «дорога» не имеет отношения к ипподрому, и П-образное строение — не трибуна для зрителей, возникло подозрение, что, может быть, это и есть тот мавзолей, ради которого велись все работы, а «дорога» — путь, по которому шла похоронная процессия. К тому же рядом с «Большим дворцом» были завалы камней, обтесанных по краям характерной для иродианского стиля «рамкой», знакомой многим по иерусалимской «Стене плача». На некоторых камнях были изображения цветов или остатки дорического фриза, подтверждающие их использование для надмогильного памятника, или для украшения входа в погребальную пещеру. Поэтому дальнейшие раскопки шли «по следам» камней: найти их источник.

К сожалению, на расчищенной площади могилы Ирода не оказалось, но были обнаружены многочисленные постройки византийских времен V-VI веков, для которых использовались камни иродианских сооружений, и несколько очень важных объектов, построенных во времена Ирода.

Среди византийских построек особый интерес представляли хорошо сохранившееся устройство для получения оливкового масла ( «Бейт-бад»), остатки церквей с мозаичными полами, надписями на греческом языке и каменные баптистерии — бассейны для выполнения обряда крещения. Поскольку в те времена крещение проходили не только новорожденные младенцы, но и новообращенные взрослые, баптистерии были довольно вместительные.

Из иродианских сооружений важным открытием было «микве» — бассейн для омовения с целью очищения от ритуальной нечистоты, которое выполняется в соответствии с предписанием ТАНАХа. «Микве» было интересно ещё и тем, что выход из него был прямо на «дорогу», т.е. к предполагаемому пути похоронной процессии. Наличие «микве» в таком месте было обязательным в связи с необходимостью очищения от Тум'ат мет — «трупной нечистоты», которая считается самой высокой степенью ритуальной нечистоты. ТАНАХ предписывает — «…если человек умрет в шатре, то всякий, кто войдет в шатер, и все, что в шатре, нечистым будет семь дней. И всякий открытый сосуд [находящийся в шатре], который не закрыт плотно крышкой, нечист. И всякий, кто прикоснется на поле к убитому мечом, или к мертвецу, или к кости человеческой, или к могиле, нечист будет семь дней…» [Числа 19:14-16,22]
А быть какое-то время «нечистым» значило не только самому не участвовать в храмовых мероприятиях, но и переносить это на окружающих.

Ещё одно «микве», меньшего размера было обнаружено рядом с «П»-образной постройкой. В общем всё сходилось к тому, что где-то поблизости должна быть могила Великого царя. Но найти её не удавалось. Возможно, что её строительство проходило в несколько этапов, и изменения вносились в зависимости от намерений и фантазий царя, а в ходе раскопок с расстояния в две тысячи лет всё выглядит принадлежащим одному времени и одной идее, и разница в несколько лет неуловима.

Летом 2006 года были закончены раскопки в западной части «дороги» перед «Большим дворцом», построенным, вероятно, для приема именитых гостей, которых собирались пригласить на траурную церемонию. К сожалению никаких новых данных, которые указывали бы на место захоронения царя, обнаружено не было. Встал вопрос, где искать дальше? По логике вещей на территории крепости могилы не должно было быть, т.к. вся крепость стала бы тогда «нечистой» и дальнейшее пребывание в ней кого бы то ни было стало невозможным. Значит — внутри горы. Но где?

Самое заметное место Иродиона — восточная круглая башня крепости на вершине горы. Очень привлекала идея поиска царского захоронения на склоне горы под башней. Не известно был ли в этом какой-то смысл, но продолжение диагонали бассейна с цилиндрическим сооружением в центре проходило через здание «Большого дворца» и круглую башню.

Копать начали на полдороги до вершины, около наклонной стены, которая, судя по кладке, была иродианского периода и привлекала внимание многих. Однако серьёзные раскопки здесь проводились в 70-х годах, тогда здесь исследовали подземные убежища времен Бар Кохбы, но царскую могилу не искали.

Предоставим теперь слово Шимону Гасанову, члену археологической экспедиции под руководством профессора Э. Нецера. А вот изложение событий в пересказе участника одной из первых экскурсий Михаила Короля. Шимон, который выступал тогда в качестве экскурсовода, следующим образом описывал историю открытия:

Итак, господа! Добро пожаловать на место упокоения его величества, Ирода свет Великого! Это здесь. Весь шум, что был в прессе, поднят именно из-за этих нескольких десятков метров раскопок.

С чего мы начали копать? Вот там (в нескольких метрах вверх по северному склону) часть стенки и ворота, которые слегка торчали. Об этой верхней наклонной стенке и воротах было известно давно: дело в том, что здесь копал замечательный человек — отец Виджилио Корбо (с 1962 по 1967 гг.), из францисканцев, великолепный археолог, который вывез отсюда все, что только можно. Есть публикации, все зарегистрировано… Постарался очень хорошо. Это первое.

До него тут был еще более трагический случай. Видите, во-он там — такая раскопанная земля, вон там, сверху? Такая срезанная земля, которая, кстати, хорошо показывает, что холм был искусственно насыпан. Вам такое имя, Джон Аллегро), что-нибудь говорит? Ага, это он, это Аллегро! Знаменитый археолог-грабитель, который, начитавшись «Мегилат Нехошет» ( «Медный Свиток», один из кумранских манускриптов, содержащий список кладов), решил во что бы то ни стало эти сокровища найти. У этого человека было две интересных особенности. Во-первых, он любил немножко… того — пил он обычно хороший шотландский виски, а во-вторых, он никогда не вел никаких записей. Найти какие-то материалы по его раскопкам куда сложнее, чем найти могилу Ирода! Очень много он тут напортачил.

Когда мы начали здесь копать, первое, на что натолкнулись — куча камней вперемешку с новейшим мусором: обертки от сигарет, пробки от кока-колы, какие-то сгнившие батарейки… И мы не могли понять, что здесь происходит. Тут копался Аллегро, Корбо, а в 70-е годы немного профессор Эхуд Нецер с Гидоном Фрестером, и там наверху производились еще всякие работы по реставрации под эгидой Управления Национальными парками, так что можете представить себе, какой тут винегрет…

Копали, копали, копали, копали, вскопали немного тут, немного там, и нашли дырку в стене, забитую камнями. Сказали: «О, могила!» Что называется — индейское национальное жилище «фиг вам!». В лучшем случае — это стенка Бар-Кохбы, в худшем — просто насыпь, кучка сброшенных камней… Пошли мы тогда вдоль наклонной стеночки, так решил Нецер, сделали несколько раскопов, и поняли, что национальные индейские «фиг вамы» раскиданы по всему склону… И вернулись сюда, к одному из входов в тоннели Бар-Кохбы). Здесь хоть что-то можно понять.

Дырка эта была откопана еще в конце 70-х годов… Спустились чуть вниз, и тут встал вопрос со знаменитой лестницей, ведущей к верхнему дворцу: мы решили понять, как тут все это состыкуется по времени — ступени, наклонные стенки, ворота…

Теперь представьте, что там, где вы стоите, нет никаких раскопов, грунтом завалено тут все до той вон железки, а на этой территории возвышаются два так называемые «руджим») — каменные кучи, высотой три метра с копейками… Короче, мы руками вытащили более 30 кубов камней, чтобы дойти до этих самых ступеней. Стало понятно, что опять ничего не понятно…

Решили сделать неимоверное и поднять сюда трактор, и сбросить весь этот камень, чтобы у нас появилась хоть какая-то возможность работать, потому что ходить тут было уже опасно: рабочих раз засыпало, Яков падал на камнях, Рои пару раз свалился в яму… Дорожку, по которой вы сейчас поднимались, мы попросту прорубили трактором (можем открывать фирму по прокладке дорог). Поднялись сюда, где, как я говорил, земля была выше на четыре метра, сбросили за два дня весь камень, после чего начали зарываться с трактором вниз. (Все, что ссыпалось из-под трактора, мы потом, естественно осмотрели — обязаловка!) И наткнулись на эту вот стенку с грубыми камнями, которая спускается вниз.

Стали спускаться вместе с ней — спускались, спускались, дошли с трактором до уровня вот этой банкеты (работа заняла две недели, чуть меньше), дальше копали уже вручную, вон, видите, где валяется кусок карниза [с типичными для иродианского строительства овами; «овы» — от лат. ovum, яйцо — орнаментальный мотив в виде яйцеобразных выпуклостей, обрамленных валиками, на капителях и карнизах ионического и коринфского архитектурных ордеров; иногда называется «червивыми яйцами» — М.К.], и тут мы находим обломок саркофага.

То, что это саркофаг, мы поняли сразу, не было никаких сомнений, — классический саркофаг, сделанный из камня, называемого по-арабски «мизи ахмар» ( «красный камень») или «мизи аль-яхуд» ( «еврейский камень») — это очень жесткий известняк, твердый доломит, прорезанный такими тонкими трещинками с вкраплением окислов железа, цветом от розоватого до красного. Это классический камень, из которого были сделаны те саркофаги, например, что найдены в «царских могилах» или в Петре… Первый же обломок — достаточно большой, с «розеттой», то есть, сомнений нет. Продолжаем копать. Еще обломок саркофага! Еще обломок! Еще! И тут обнаруживаются все эти архитектурные детали, карнизы, то есть ясно, что речь идет о чем-то серьезном. И месяц назад один из рабочих откапывает что-то круглое, что оказывается каменной «урной», архитектурным украшением, восходящим к настоящим погребальным урнам, использующимся в римской архитектуре при оформлении пирамидальной крыши мавзолея (по краям).

Мы нашли в дальнейшем обломки двух или трех урн (одну из них восстановили). Нашли несколько сот обломков саркофага. Явно его рушили от души — громили с чувством, с толком, с расстановкой! Обнаружили обломок пирамидальной крышки саркофага… Начали копать внутреннюю комнату — тут тоже нашли множество обломков саркофага, обломки карнизов, урн…

Я стою сейчас на юго-восточном углу стены мавзолея. Нет, это еще не крыша, это где-то середина стены. С дальнейшими раскопками у нас есть теперь очень большая проблема. Известный ортодоксальный рав Шмидель проявил интерес к захоронению. Раньше, до шумихи в прессе, Ирод был просто «идумейской дохлятиной», а теперь — он царь Иудеи, а если так, то как можно осквернять его могилу?!

Но работа продолжается…




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Иудаизм сегодня

Молчание – золото

News image

Прежде чем ответить на этот вопрос, необходимо пояснить, что под злословием в Устной Торе понимаются не просто распространение недостоверных или ло...

Авторизация



Великие иудеи

БЕННИ ГУДМЕН

News image

Известный в народе как «король свинга» (а среди музыкантов его эпохи по инициалам «БГ»), Бенни Гудмен был больше чем просто ве...

БЕНДЖАМИН ДИЗРАЭЛИ

News image

Подобно богатому банкиру Сидонии из его романов «Конингсби» и «Танкред» Бенджамин Дизраэли, граф Биконсфилд, первый еврей — премьер-министр Англии, был си...

БАРУХ ДЕ СПИНОЗА

News image

Во времена Рембрандта жил в Амстердаме скромный и вежливый юноша, изучавший талмудистский закон и Священное Писание. В возрасте же двадцати че...

Справочник иудаизма

СИНАГОГА (Бейт кнесет)

Особое место, где собираются евреи для молитвы в молитвенное время. Кроме С, предназначенных для коллективной молитвы, существовали также Дома Учения — ...

ОСВЯЩЕНИЕ МЕСЯЦА (Кидуш hа-ходеш)

В прошлом евреи устанавливали начало месяца не по постоянному календарю*, а наблюдая появление новой луны. Свидетели, которые видели новую луну в ...

СВЯТОЙ ДУХ (Руах hа-кодеш)

С.Д. - Дух Божий, синоним пророчества и пророческого откровения. И будет, после того, изолью Я Дух Мой на всякую пл...